Бунтарь новой волны


Канский фестиваль. Фото: wi-fi.ru

Канский фестиваль. Фото: wi-fi.ru


Годар (1966).  Фото: Twitter

Годар родился в семье состоятельного врача Поля Годара и Одиль Годар (в девичестве Моно), которая была родом из семьи банкиров. После получения начального образования в Ньоне, будущий режиссер продолжил учебу в лицее Буффон, в Париже. Тогда он жил у писателя Жана Шлюмберже, а семейные связи позволили ему войти в элитные круги Франции. Несмотря на безбедную жизнь, в юношестве Годар имел привычку воровать. Брал он вещи у знакомых, родственников.  Его старшая сестра научила Жан-Поля рисовать. Он увлекся этим, предпочитая всем стилям абстракцию, позже Жан-Поль заболел кино.


Фильм 1955 года, Франция. Фото: kinobaza.online

“Нам становилось грустно от того, что картина оказывалась не тем безупречным фильмом, что каждый из нас носил в себе. Фильмом, который мы хотели бы снять или сами прожить.” Это слова Годара, опубликованные в журнале “Gazette du cinéma”, где он работал критиком в 50-х.
К этому времени во Франции кино снималось в павильонах. Роскошные декорации, экранизация, наигранность и нелепость. Вот то, что не нравилось будущим режиссерам новой волны, на тот момент приятелям Годара: Франсуа Трюффо, Жаку Риветту, Эрику Ромеру.  Они хотели сделать кино живым.


Годар. Фото: empire.film.ru

Первый фильм Жана-Поля Годара поначалу  вышел слишком длинным, единственным способом укоротить его, не лишив прежнего смысла, — порезать. Так решил режиссер и изобрел резкий монтажный переход.
Сцены быстро сменяют другу друга, ощущение легкости, воздуха. Съемка на улице, а не в душных павильонах, как делали до сих пор.  Для новой волны авторитет – американский кинематограф: Годар предпочитал Фрица Ланга и Сэма Фуллера. Фильм должен быть не компромиссом сценариста, режиссера и продюсера, а частью души художника-режиссера, вводящего в каждое измерение картины свой взгляд на мир.

Режиссеры много импровизировали, снимали кино за свои деньги, не используя специальное освещение и не арендуя студию. В картинах часто снимались  непрофессиональные актеры. Камера не зафиксирована, она немного дрожит. Зритель верит в происходящее на экране. Конфликт между героем и обществом, героем и окружением, конфликт внутри самого героя, и наконец, его бунт.


Годар. Фото: Twitter

Все знали о странностях Годара. Например, он мог сказать, что пошел купить сигареты и пропасть на недели. В работе режиссер был импульсивен, он не писал диалоги целиком, разрешал актерам репетировать сколько нужно. В фильмах ломал преграду между актерами и зрителями. “С кем ты разговариваешь? Со зрителями”, — произносят герои “Безумного Пьеро”. При этом Жан-Поль Годар не искал популярности, оставляя за собой право самовыражения, свободы мысли и действия.
Студенческие бунты в Париже – увлекли  Годара в 1968 году. Он и другие режиссеры вышли на улицу снимать их. Политика стала интересной Годару незадолго до этого, годом ранее он снял “Китаянку”, вольную адаптацию “Бесов” Достоевского. Режиссер убежден в кризисе капитализма и возможности мировой революции. Годар был уверен, что бунты против полицейских и режима де Голля – это ее начало, которое нельзя не снять, режиссер был возмущен жестокостью полиции и воодушевлен единым порывом демонстрантов.
В общую картину бунта не вписывался Каннский фестиваль, Годар был полон решимости его сорвать, закрыть раньше запланированного. “Нет не единого фильма, в котором были бы показаны реальные проблемы, которые сейчас волнуют рабочих и студентов”, — возмущенно восклицает он на встрече с другими режиссерами.


Канский фестиваль 1968 года. Фото: Twitter›iuiletisimf

18 мая на конференции с прессой режиссеры поставили ультиматум: закрыть фестиваль. Последовали отказы участвовать в фестивале как со стороны создателей картин, так и со стороны членов жюри.  На показе фильма Карлоса Сауры, который был после конференции, Годар, кинокритик и режиссер Франсуа Трюффо, актриса Джеральдин Чаплин и сам Саура повисли на занавесе, на давая ему открыться. В это время в зале началась драка между теми, кто хотел закрыть фестиваль и противниками этого. На следующий день, 19 мая, директор Канн Робер Фавр ле Брэ заявил о досрочном закрытии.

Бунтарская натура Годара, которая проявлялась в его привычках, творчестве и политических предпочтениях, позволила ему и другим режиссерам “новой волны” изменить французский кинематограф, повлиять на умы людей во всем мире.  

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *